Стихи мечта о париже - Стихи о Париже [Архив] - Форумы inFrance - Франция по-русски

Понадобились мне стихи о Париже, нашла два если не считать сайт графоманов "стихи. Кто знает еще, поделитесь, пожалуйста Цветаева Марина В Париже Дома до звезд, а небо ниже, Земля в чаду ему близка. В большом и радостном Париже Все та же тайная тоска. Шумны вечерние бульвары, Последний луч зари угас, Везде, везде всe пары, пары, Дрожанье губ и дерзость глаз.

К стволу каштана Прильнуть так сладко голове! И в сердце плачет стих Ростана Как там, в покинутой Москве. Париж в ночи мне чужд и жалок, Дороже сердцу прежний бред! Иду домой, там грусть фиалок И чей-то ласковый портрет. Там чей-то взор печально-братский. Там нежный профиль на стене.

Rostand и мученик Рейхштадтский И Сара -- все придут во сне! В большом и радостном Париже Мне снятся травы, облака, И дальше смех, и тени ближе, И боль как прежде глубока. Кукин г Ты что, мой друг, свистишь? Ты посмотри - вокруг тебя тайга. Подбрось-ка дров в огонь, Послушай, дорогой, Он - там, а ты у чёрта на рогах. Здесь, как на пляс Пигаль, Весельем надо лгать - Тоскою никого не убедишь Монмартр - у костра, Сегодня - как вчера И перестань, не надо про Париж. Немного подожди - Потянутся дожди, Отсюда никуда не улетишь Бистро здесь нет пока, Чай вместо коньяка Ну перестань, не надо про Париж!

Франция Ященко Зоя "Белая гвардия" -- муз. Владеть, повелевать, играть такой страной! Поддев на вилку нежный ломтик шампиньона, Я пью его вино, вино всему виной. Теперь я понимаю фантазии Дюма: Когда так пахнет ночь французскими духами, То муза из огня является сама И дышит на тебя любовью и грехами.

Теперь я понимаю триумфы Пикассо И девочку на шаре, летящую в Париж, А шар такой земной! И сонмы голосов Приветствуют тебя со всех парижских крыш! А ты и Жан Кокто, и Сальвадор Дали, Ты умер и воскрес, ты пеплом стал и пеной. Единственный автобус на плоскости земли Привез тебя и встал у набережной Сены Ты, в общем, не готов, ты беден, юн и мил, У бедности, увы, так много искушений.

Но за твоей спиной слуга, как мышь, застыл, Он подает пальто и ждет твоих решений. Магический узор у Франции ночной. А я гляжу в окно и думаю о том, Как ты среди Парижа, притихший и смешной, Стоишь, как перст, с бокалом, Наполненным вином Француженка Митяев Олег Hеровность вычурная крыш течет за горизонт.

И женщина французская, серьезна и мила, Спешит сквозь утро тусклое, должно быть проспала. И тем, кто встретится ей улочкою узкою, Hе догадаться - здесь у всех свои дела - Она хоть бывшая, но подданная русская, Она такая же москвичка, как была. У бывшей русской подданной в квартире кавардак, А значит что-то и в душе наверняка не так, Hо как легки ее слова, и пусть неважно спит, Hо от "столичной" голова под утро не болит. И вспоминая сон про дворики арбатские, Она, как в реку, погружается в дела, И не смотря на настроение дурацкое Она такая же москвичка, как была.

Каштаны негры продают на площади Конкорт, Бредет сквозь лампочек салют бесснежный новый год. И парижане о своем задумавшись спешат, И рождество опять вдвоем с подружкою из США. Hаполнит праздничный Париж вино французское, А ей пригрезится Москва белым-бела.

Она пьет водку так, подданная русская, Она такая же москвичка, как была. Она хоть бывшая, но подданная русская, Она такая же москвичка, как была. Miel, а в топике Любимые стихи довольно много про Париж - на третьей странице Макса Волошина, на второй - другие стихи Цветаевой. Еще Окуджава писал про Париж, и Высоцкий Я тоже про Веронику Долину сказать хотела: Летают самолеты, большое небо в красных параллелях, дожди, как иностранные солдаты, идут через Голландию в Берлин.

Я не уеду боле туда, где листья падают, как звезды, где люстры облетают, как деревья, на улицы квартала Бабилон. Прости за то, что миллион предчувствий в моей душе, как в башне Вавилона, прости мои монгольские молитвы, монашество мое и гамлетизм. Прости за то, что не услышал улиц, моя душа - вся в красных параллелях.

Кто мне сулил исполненное небо? Такого неба нет и не бывало. Как убывают люди и минуты! Как я умру, не зная, кто из граждан мне в уши выливал яд белены? Прощай, прощай и помни обо мне Максимилиан ВОЛОШИН Мы дни на дни покорно нижем. Даль не светла и не мутна Над замирающим Парижем Плывет весна В жемчужных утрах, в зорях рдяных Ни радости, ни грусти нет. На зацветающих каштанах И лист - не лист, и цвет - не цвет.

Неуловимо беспокойна, Бессолнечно просветлена, Неопьяненно и нестройно Взмывает жданная весна. Душа болит в краю бездомном; Молчит, и слушает, и ждет Сама природа в этот год Изнемогла в боренье темном. Шелестит, опьяняет Влажной лаской наркоза. А по окнам, танцуя Всё быстрее, быстрее, И смеясь и ликуя, Вьются серые феи Тянут тысячи пальцев Нити серого шелка, И касается пяльцев Торопливо иголка.

На синеющем лаке Разбегаются блики В проносящемся мраке Замутились их лики И несутся в смятенье, И целуют прохожих, И ласкают растенья И на груды сокровищ, Разлитых по камням. Смотрят морды чудовищ С высоты Notre-Dame. Цветаева ЛУЧИНА До Эйфелевой — рукою Подать! Но каждый из нас — такое Зрел, зрит, говорю, и днесь, Что скушным и некрасивым Нам кажется ваш Париж. Ты кисть особняков продрогших серебряную шевелишь.

Гудя нависшими бровями, страшон от счастья и тоски, Париж, как пчелы, собираю в мои подглазные мешки. Отредактировал а Miel - Долина Не пускайте поэта в Париж Не пускайте поэта в Париж Не пускайте поэта в Париж! Пошумит, почудит - не поедет. Он поедет туда, говоришь, - Он давно этим бредит. Он поедет туда, говоришь, - Не впервой расставаться. Он поедет, простудится - сляжет. Кто ему слово доброе скажет? Кто же тут говорил, говоришь. А пройдут лихорадка и жар - Загрустит еще пуще: Где ты, старый московский бульвар?

Как там бронзовый Пушкин? Он такое, поэт, существо, - Он заблудится, как в лабиринте. Не берите с собою его. Не берите его, не берите! Он пойдёт, запахнувши пальто. Как ребенок в лесу, оглядится. Ну и что, говоришь, ну и что? Он бы мог и в Москве заблудиться. Все равно где ни жить, говоришь. Что поймет, говоришь, не осудит. Он там все позабудет. Все равно где ни лечь, говоришь, Под плитой да под гомоном птичьим. Не пустили б поэта в Париж - Он лежал бы на Новодевичьем. Eveline, мы с тобой одной крови, ты и я - это я про Веронику Долину.

Странно, что человек заявляющий "Со мной любые пустяки Преображаются в стихи" так мало внимания уделил Парижу. И еще Ахматова писала "Меня узнали б вы едва В той торопящейся слегка И моложавой парижанке" random, как всегда оригинально и здорово: Тогда еще того же самого автора - предыдущее было середины х, а это - середина х, в полном соответствии с названием первого стихотворения.

Ну а второе - ближе к жизни, как говорится: ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ Твой фотоснимок вот Вам, Волжанка! Май не по мне: Я не люблю люмпенский абрис ее. Мне Леонардо лишь гений лица, но не кисти. И вот фотография — факт. В Сене снуют сигареты. Я посмертный — сюда?! Скифы скитались прежде Парижа. Нам не дана бойся Данайцев!

В лицах есть что-то: Да и кисти мои не у лиц. Твой фотоснимок не совместился ни с кем. Вишневая водка стояла в шкафу, но не инфернальна, — ее я не пил. Но и гости не пили ея. Входили и выходили, но не на монастырь, а интеллигентно, — вот выбриты! Брился и я, — весь в синем вельвете.

Все уже заговорили по-польски. Я явился в Париж тверд и с целью: С искусством уже приискал: Дул дождь, как ветрами. На Монпарнасе в качестве живописи ультра-портрета музей Барбиду. Воздвигнули Черную Башню — четырежды выше Эйфеля. Французы и в архитектуре сильны.

Боже-башня уже из кайф-кафеля. Уйди из Парижа — увидишь ее из Советской страны. Зачем же я в трату валют все ж с оговоркой — обмена! На аэротаможне аэротаможенники наши ли? Он в банке служил банковским служащим, чтобы, как рантье, работать: Последний Бурбон, Джонни плакал чуть ли не по-королевски: Я его утешал, что и Фаэтон был последний в коляске, и что каждый мужчина — последний мужчина себе Барабан гард-републикен в двенадцать ноль-ноль раздавался!

Художники из киноискусства, консьержки с ключами, дельцы и девцы, чиновник и человек, премьер-министры и диссиденты, комиссары полиции и клошары обедают с двенадцати ноль-ноль и в четырнадцать ноль-ноль закрывается чек. Пьют пот и завидуют злобой, им нет интервью.

Хороший обычай — обед. Думается, элегантность в них есть. Но с волосами старались не мыться. Мы моемся чаще, но я не рискнул бы отметить — вовсю. Так и уходили без поцелуя в растительных волосах. О чем же отчет?.. Eveline и Vishenka, а вы слушали "Mon petit tambour" Вероники Долиной? Мне так очень понравилось! Париж в разрезе поэзии. Булат Окуджава Генрих Сaпгир Александр Галич Юрий Визбор Юрий Кукин Владимир Высоцкий Собрание ссылок, и, конечно, фотографии.

Я сыну, у которого сильно лучше с фр. Berurier, а что у Галича про Париж? Я неплохо его песни знаю, но что-то ничего на ум не пришло. Впрочем, может я поздних песен и не слышала А как насчет Гайто Газданова в прозу о Париже включить? Отредактировал а Vishenka - 1: Я про образование её знаю, но не знала, что она перевела свои песни и поёт на французском.

На концертах она по-французски раньше не пела хотя давно это было. Mon petit tambour - это "Я выбрал самый звонкий барабан И бил в него, что было мочи. Я бил в него и плакал по годам, Что прожил молча Яна, я Вам не могу ответить на Ваш вопрос - тот ли это тамбурин, просто хотела поделиться, что мне там очень нравится вот это " И из другой песни " Его продают на Озоне, не знаю, пользуетесь ли Вы им.

Отредактировал а Vishenka - Яна, похоже, что тот: Я сейчас бегло поискал, но в стандартныx местах самих песен нету, а есть только содержание альбома вопрос на смекалку: En Pleine Lune 4.

Le Miroir Fut Brise 5. Mon Bras Casse 6. Moi, Je Vis Comme Je Vis 9. Une Femme Du Forestie Le Petit Amour Comment Ca Va, Votre Majeste? Mon Petit Tambour Les Legendes De Moscou Cette Image Ravissante Ma Fille, Pelure-Peluche Le Restaurant Chinois Ma Maison Qui Vole Можно попробовать или выложить куда-нибудь с собой в данный момент нету, но в зависимости от качества сжатия это должно быть от 20 до 50 Мб, что довольно существенно , или просто на CD переписать.

Мерси, Vishenka, за ссылку, там и правда много Долиной а то у меня есть записи её все только старые, до года. У меня дурацкий вопрос: А по-французски мне больше так, из любопытства хотелось послушать, спасибо, random, нет так нет.

С удовольствием играю в соответствия! У меня это работает так - когда кликаю на название песни, она скачивается на комп с помощью Real One кажется программа наз-ся. А потом если хотите - храните этот файл в своем компе. Я вообще покупаю в магазине и слушаю диски в машине, а не на компьютере - сын жалуется, что медленно загружаются его игры, если я храню файлы.

Года 2 или 3 назад я в первый раз услышала эту песню Долиной "Не пускайте поэта в Париж" и задалась вопросом - о ком же она написана? Она была в одном диске с другими ее песнями о Высоцком "Была еще одна вдова - О ней забыли Только вот портрет поэта в изложении Дольской не от мира сего не очень соответствовал реальному.

Мечты о Париже ~ Стихи (Лирика городская) ~

Вывесила я этот вопрос в одном из русских сайтов и получила ответ, очевидно, от любителя песенок Долиной, что Вероника Аркадьевна прямо на этот вопрос отвечать отказывается и загадочно говорит, что мол, песенка так написалась. Что для меня служит достаточно твердым аргументом, хотя свидетельствует о борьбе с материалом, неполном контроле. Для меня лично есть еще загадка в этой же песне - "Не пустили б поэта в Париж, Он лежал бы на Новодевичьем". Очевидно, для разгадки следует знать московские околописательские реалии начала х годов, что в общем не представляется интересным.

Книги у меня под рукой нет, но на мой слух в Мьелином изложении очевидно, на Инете найдено? Кто поймет, говоришь - не осудит Я за буквоедство всегда извиняюсь, Мьель, просто потому, что не считаю его очень уж привлекательной чертой характера, даже несмотря на известное "Платон мне друг, но истина дороже". Интересно все же противореча своему предыдущему посту , есть ли доля истины в этой строчке "Не пустили б поэта в Париж, Он лежал бы на Новодевичьем"?

Прямая связь, написано в , когда Высоцкий умер. Песня "Была ещё одна вдова Абрамовой" первой жене Высоцкого и матери его сыновей. Так что тут вроде всё ясно. А про "Не пускайте поэта в Париж", Вам, думаю, правильно ответили. У меня на пластинке она в записи с концерта. Там ей и задают этот же вопрос: Например, Саше Чёрном, Например, Георгии Иванове.

Можно привести не одно имя. А что Вас удивляет, Vishenka? Я всегда это буквально и понимала. В Москве Поэтов раньше хоронили на Новодевичьем. Теперь - ещё на Ваганьковском там, кстати похоронены и Высоцкий и Окуджава, хотя ещё раньше - Есенин.

Спасибо, Яна, мне Вашe стенографированное об"яснение "про русского поэта" больше понравилось, чем ранешнее. Так границы размываются и четкости песня о Высоцком нет. Что меня удивляет в этой фразе "Он лежал бы на Новодевичьем"? Я не могу понять, какой смысл Долина вкладывает в нее. Осуждение ли это более низкого статуса Ваганьковского?

Осуждение ли это околосоюзписательских интриг? После того, как я перестала привязывать с вашей помощью эту песню к Высоцкому, думаю, что смысл в расставании с Родиной. Один деликатный товарищ надавал уже тут как-то по мордасам за моё высказывание, но повторю: Вы - звери, господа Заранее прошу прощения у всех, кто присылал эти стихи.

Авторства не помню, но все бережно хранила: Цветаева Марина В Париже Дома до звезд, а небо ниже, Земля в чаду ему близка. Виктор Соснора Максимилиан ВОЛОШИН Мы дни на дни покорно нижем. Предлагаю выложить здесь свои самые любимые стихотворения о Париже.

А может быть есть и стихи собственного сочинения? Это стихотворение к сожалению неизвестного автора, но я его просто обожаю!! Так, значит, правда - все эти замки. Названья улиц - страницы книг. И проститутки, и куртизанки, И над Монмартром веселый крик. Ты нарисуешь маршрут на завтра Музеи, парки - ты вся горишь. Какая прелесть - любовь на завтрак, На вечер - ласки, и вновь - Париж И ты торопишь - иди быстрее.

Шуршат машины, горят огни. Всего увидеть мы не сумеем, Но все полюбим уже в Орли. Качнется небо над Монпарнасом, А в Нотр-Даме такая тишь Над нами вечность уже не властна, Ведь ты веками стоишь, Париж. Отдал за праздник большую цену: Печали в прошлом, свои года. Брось незаметно монетку в Сену И ты вернешься еще сюда. Патефих, поиск по форуму, прежде чем завести тему с лихим названием - полезная вещь. Меня здесь нет - я в том году, на нескончаемой неделе, в кругу дождей, на холоду отелей с бытом богаделен.

Простуда ходит по Парижу. А я на свет из темноты гляжу - и никого не вижу. Мне снятся книжные ларьки, платаны с гривой гневных фурий, и серый воздух у реки, и мокрый флаг на префектуре.

Мне снится мир в чужом окне, чужой изломом каждой грани, чугунный всадник на коне и рахитичные герани. Нелюбый мой, меня здесь нет. Я только звук твоей брусчатки. Я только тень, я только след, один обман глазной сетчатки. Я сплю, и в дальнем далеке свои обиды забываю.

И на картавом языке иное имя называю. Простудный март, ветра, сухие дни, разлука Я нынче тетива натянутого лука. Я слышу не тебя, мне видишся не ты. Я не хочу имен, Лютеция, блудница! Я ночью поздно лег и утром рано встал. А там моя страна, которой трудно спится.

В ее крови огонь и спекшийся металл. С кем разделю тоску по варварскому граду, по жесткой тишине его калмыцких глаз? Я сам в себе найду опору и ограду. А прочие уже, похоже, не для нас. Всех жизней не прожить, всех судеб не примерить. Останемся на той, которая дана. И нас научит ждать, как научила верить огромная моя, огромная страна Да, похоже Геннедий Русаков не очень-то любил мой любимый город А вот известное стихотворение Бродского "Люксембургский сад" Земной свой путь пройдя до середины, Я, заявившись в Люксембургский сад, Смотрю на затвердевшие седины Мыслителей, письменников и взад- Вперед гуляют дамы, господины, Жандарм синеет в зелени, усат, Фонтан мурлычет, дети голосят, И обратиться не к кому с " иди на".

И ты Мари, не покладая рук, Стоишь в гирлянде каменных подруг, Французских королев во время оно, Безмолвно, с воробьем на голове. Сад выглядит, как помесь Пантеона Со знаменитой "Завтрак на траве". Каждый раз, кодва вижу статую с птичкой на голове, вспоминаю это стихотворение: А вот стихотворение моей знакомой современной пеэтессы Анны Федеровой: Париж,ты примешь ли меня В свою бессонницу огней, Где солнце, бликами маня, Играет в образах теней, Где день, устав от суеты, Купаясь в парке под мостом, Вдруг бросит рыжие цветы, Исчезнув в небе голубом!

Пардон, если что переврала - писала по памяти. Земную жизнь пройдя до половины, Я очутился в сумрачном лесу, Утратив правый путь во тьме долины и т. И я, Вишенка, могла переврать - писала тоже по памяти: Реймон КЕНО СИРЕНЕВЫЙ ЦВЕТ Сиреневый цвет, И цвет бледно-рыжий, И небо Парижа, И запах Парижа, Минувшего голос, Метро, как прибой, Толпа, что страдает От боли зубной, Охотничий рог И клаксонов напевы, Дворец из стекла Близ святой Женевьевы, Библиотека Вблизи Сен-Виктор, Где крокодил Распростёрся устало Близ лабиринта, Кедра, Вокзала Лионского, Близ Риволи И Конкорд, Рядом с мостом И другими мостами, Мостами весь день И всю ночь напролёт, И грех, и крушенье, И кошки больные, Которых бросают В свинцовую воду, И парк Бют Шомон, И каналы весною, И столько часов, И столько невзгод, И столько светил, И столько сиянья Над старым Парижем, И вздох мой невольный, И в сердце усталость, А сердце осталось По-прежнему там, Где воздух сиренев И где бледно-рыжи Мосты Парижа Под небом Парижа.

Бон жур , мадам и мсье! Мысль в тему - есть замечательное стихотворение о Париже великого французского поэта 19 века Тэофиля Готье "Париж". И ,между тем, кляня весь этот наших дней Содом, художник и поэт, я обречен жить в нем. Собственно, если кто в состоянии, напишите здесь ссылочку, где можно найти это стихотворение целиком в русском переводе.

Это нужно сделать для блага Франции и по приказу кардинала! Шансон В одном из пригородов Парижа, Где к окнам ластится тишина, В одном из пригородов Парижа Луна изысканна и нежна, И бледной девочкой тонконогой Глядит, робея, сквозь полутьму, Как мы крадёмся своей дорогой, Известной Господу одному… И небо — выше, и небо — ниже, И что случится с любым из нас, И сколько пригородов в Париже, И что сокрыто от наших глаз, И как друг в друга мы тайно дышим И не умеем от дальних скрыть, Что их дыханье яснее слышим, Когда согласны они любить… И слёзы ближних, и детский лепет Дождя над Эйфелевой свечой — Как вечный скульптор, природа лепит Закат, тонированный парчой, И, недовольна своей работой, Срывает ткань — и в ночи одна Плывёт, покрытая позолотой, Луна, изысканна и нежна… Усни, родная…Не спи, родная… Скажи, родная…Молчи, молю… Клочок Парижа.

Так будет вечно — пока люблю. За войну, За революцию и за изгнанье. За равнодушно-светлую страну, Где мы теперь "влачим существованье". Нет доли сладостней - все потерять. Нет радостней судьбы - скитальцем стать, И никогда ты к небу не был ближе, Чем здесь, устав скучать, Устав дышать, Без сил, без денег, Без любви, В Париже А Victor Hugo не котируется?

Quelle foule, Par mon sceau! Saulx-Tavane, Le ribaud, Se pavane, Et Chabot Qui ferraille, Bossu, raille Mons Fontraille Le pied-bot. Земной свой путь пройдя до середины, я, заявившись в Люксембургский сад, смотрю на затвердевшие седины мыслителей, письменников; и взад- вперёд гуляют дамы, господины, жандарм синеет в зелени, усат, фонтан мурлычит, дети голосят, и обратиться не к кому с "иди на".

И ты, Мари, не покладая рук, стоишь в гирлянде каменных подруг - французских королев во время оно - безмолвно, с воробьём на голове. Сад выглядит как помесь Пантеона со знаменитой "Завтрак на траве". Плас де Вож по-прежнему, скажу тебе, квадратна.

Река не потекла ещё обратно. Бульвар Распай по-прежнему пригож. Из нового - концерты за бесплатно и башня, чтоб почувствовать - ты вошь.

Мечты о Париже

Есть многие, с кем свидеться приятно, но первым прокричавши "как живёшь". В Париже, ночью, в ресторане Шик подобной фразы - праздник носоглотки. И входит айне кляйне нахт мужик, внося мордоворот в косоворотке. Луна, что твой генсек в параличе. Иосиф Бродский Двадцать сонетов к Марии Стюарт. ЖАК ПРЕВЕР ПЕСЕНКА ПРО СЕНУ У ленивицы Сены Ни забот ни хлопот Злоба ее не гложет И печаль не печет Она плещется сонно День и ночь напролет И с прохладного ложа Никогда не встает В рот воды набрала И лукаво молчишь Как ты встретишься с морем Обнимая Париж?

А у ветреной Сены Ни забот ни хлопот В легком платье зеленом И в огнях золотых Нагуляется вдоволь Вдоль причалов своих Нотр-Дам в темно-сером Смотрит высокомерно И подспудная зависть Точит камень химер А ее не волнует Старых камней нытье Узких окон презренье Не волнует ее Она плещется нежась День и ночь напролет И с прохладного ложа Никогда не встает Но увидится с Гавром И поклонится морю Проскользнув как виденье Как летучая мышь Между гарью и горем Между торгом и тайной Переливчатой тенью Покидая Париж перевод ЕЛЕНЫ БЕРЕЗИНОЙ.

Булат Окуджава Парижская фантазия У парижского спаниеля лик французского короля, не погибшего на эшафоте, а достигшего славы и лени: На бульваре Распай, как обычно, господин Доминик у руля.

И в его ресторанчике тесном заправляют полдневные тени, петербургскою ветхой салфеткой прикрывая от пятен колени, розу красную в лацкан вонзая, скатерть белую с хрустом стеля. Как стараются неутомимо бог, Природа, Судьба, Провиденье, короли, спаниели и розы, и питейные все заведенья, этот полдень с отливом зеленым между нами по горстке деля Сколько прелести в этом законе! Но и грусти порой Если есть еще позднее слово, пусть замолвят его обо мне.

Я прошу не о вечном блаженстве — о минуте возвышенной пробы, где возможны, конечно, утраты и отчаянье даже, но чтобы — милосердие в каждом движенье и красавица в каждом окне. Той, что была в Париже Ты привези мне из Парижа Один глоток свободы нравов, Но настоящей. Для нас двоих с тобой свободы, Такой пустяк, Парижский дар высокой моды А ля Бальзак. И сувенирчик из поездки… Хоть круассан, И вольности.

Ей в моём детстве Был Мопассан. Стишок Рембо, раздумья Сартра, Сарказм Рабле. Ещё цветок, цветок с Монмартра Цвет фиале. Очень понравилось стихотворение Олега Митяева "Француженка". Есть о чем поразмышлять. В предрассветном Париже растаяли звуки уборки- Город вымыт и чист, и не стыдно рассвету опять Осветить Тур Эйфель,словно в сказке, Монмартра пригорки, Лувр обнять, в Люксембургском саду погулять- Вот ещё пять минут и закончится дивная ночь, Что секреты свои нам шептала у Сены с тобой- "Как там было, maman?

Вот как Маяковский писал о Париже - ссылка http: А процитирую одно стихотворение , то, последние строчки которого все любят повторять на разный лад , не всегда зная , кого цитируют ; ПРОЩАНЬЕ В авто, последний франк разменяв. Подступай к глазам, разлуки жижа, сердце мне сантиментальностью расквась! Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли — Москва. Осип Мандельштам Париж Язык булыжника мне голубя понятней, Здесь камни -- голуби, дома -- как голубятни.

И светлым ручейком течет рассказ подков По звучным мостовым прабабки городов. Здесь толпы детские -- событий попрошайки, Парижских воробьев испуганные стайки, Клевали наскоро крупу свинцовых крох -- Фригийской бабушкой рассыпанный горох. И в памяти живет плетеная корзинка, И в воздухе плывет забытая коринка, И тесные дома -- зубов молочных ряд На деснах старческих, как близнецы, стоят. Здесь клички месяцам давали, как котятам, И молоко и кровь давали нежным львятам; А подрастут они -- то разве года два Держалась на плечах большая голова!

Большеголовые там руки подымали И клятвой на песке, как яблоком, играли Мне трудно говорить -- не видел ничего, Но все-таки скажу: Афиши клеили, и ставили капканы, И пели песенки, и жарили каштаны, И светлой улицей, как просекой прямой, Летели лошади из зелени густой!

Спасибо, Roksanne, что напомнили, я совсем забыла это стихотворение. Лет 10 назад знала его наизусть, история с кольцом "ЛЮБЛЮБЛЮБ" вдохновила.

Русский казак в Париже - Скажи на милость, на какие евро Ты заскочил в неведомый Париж. И почему на улицах враждебных, Российский ты ронял престиж? На языке французском грубо, С грехом и матом сели мы в Орли.

Я был обескуражен, но спокоен, Вдыхая воздух исторический и смог. Вот так банально, даже бестолково Вдруг с Западом увидился Восток. Не знаю как, под Триумфальной аркой Очнулся я, почётом окружён, И на толпу смеющихся туристов Пошёл на штурм и даже на рожон. На Елисейском поле именитом Я не нашёл колхозников и вот. Привратником Петром - в запале, Я искренне шокировал народ.

Арабов подгоняя в спину, Я материл их подлый род. Забыв и наплевав в Крестовый Печальной памяти поход. Не знаю, отчего мулатку Я потащил в Булонский лес, Но на камнях старинной Сены За рыбой в реку вдруг полез. И с Эйфелевой башней подкузьмили Не дали плюнуть сверху вниз. И чёрной злобой затаился заказ такси http: Когда стоял у Дома Инвалидов Где дух наполеоновский витал, В почтенье замер, даже шляпу С прохожего в волнении сорвал. Я к Нотр - Дам, сквозь Лувр тащился, Как Моисей плутая на ходу.

Ведь где - то здесь Дюма с Бальзаком Писали спьяну ерунду. Кричал на площади Бастильи Мир хижинам, война дворцам! И отчего судьба смиренна Лишь лицемерам - подлецам! А ночью на Монмартре злачном, Где потный негр играет на трубе. Мне флики заломили руки, Решив, что я агент из КеГеБе. Алина Дием Увидеть Париж и скончаться,- гласит неплохая пословица. Когда-то сочла бы за счастье, а в старости смерти не хочется. Мне ближе Генрих Четвертый, сказавший "Париж стоит мессы",- аббатства, дворцы и мода, парижская кухня и лестницы, пейзажи, сады, натюрморты, конечно, парижские женщины,- нет, умирать не хочется!

Спасибо всем за такое удовольствие. Париж Где шире дышишь ветром непогоды, Где зорче видишь в самом сердце тьмы, Где мужество — как алкоголь свободы, Где песня — разбомбленных стен углы, Надежда — горсть нестынущей золы? Не гаснет жар в твоей печи огромной. Твой огонек всегда курчав и рыж. От Пер-Ляшез до колыбели скромной Ты розами осенними горишь. На всех дорогах — кровь твоя, Париж. Что в мире чище твоего восстанья, Что в мире крепче стен твоих в дыму?

Чьей легендарной молнии блистанье Способно озарить такую тьму? Чей жар под стать Парижу моему? О, как сердце бьется, Когда народ, во все рога трубя, На площадях твоих с врагами бьется! Велик и грозен, мертвых погребя, Париж, освободивший сам себя!

Река не потекла еще обратно. Есть многие, с кем свидеться приятно, но первым прокричавши "как живешь? И входит айне кляйне нахт мужик, внося мордоворот в косовортке.

Веселых тянет в эту вот даль. В Париже площадь и та Этуаль, а звезды - так сплошь этуали ВОЛОШИН Парижа я люблю осенний, строгий плен, И пятна ржавые сбежавшей позолоты, И небо серое, и веток переплеты — Чернильно-синие, как нити темных вен.

Поток все тех же лиц — одних без перемен, Дыханье тяжкое прерывистой работы, И жизни будничной крикливые заботы, И зелень черную и дымный камень стен. Мосты, где рельсами ряды домов разъяты, И дым от поезда клоками белой ваты, И из-за крыш и труб — сквозь дождь издалека Большое Колесо и Башня-великанша, И ветер рвет огни и гонит облака С пустынных отмелей дождливого Ла-Манша.

ДОЖДЬ В дождь Париж расцветает, Точно серая роза А по окнам танцуя Все быстрее, быстрее, И смеясь и ликуя, Вьются серые феи И на груды сокровищ, Разлитых по камням, Смотрят морды чудовищ С высоты Notre-Dame Весь Париж, Очертанья сизых крыш Скрылись в дымчатой вуали, Расплылись в жемчужной дали. В поредевшей мгле садов Стелет огненная осень Перламутровую просинь Между бронзовых листов.

Алый свет Разлился в лиловой дали: Красный в сером — это цвет Надрывающей печали. От огней Иглы тянутся лучами. От садов и от аллей Пахнет мокрыми листами. Огненных линий аккорд, Бездну зеркально-живую, Ночью Place la Concorde, Ночью дождливой люблю я. Зарево с небом слилось Сумрак то рдяный, то синий, Бездны пронзенной насквозь Нитями иглистых линий В вихре сверкающих брызг, Пойманных четкостью лака, Дышит гигант—Обелиск Розово-бледный из мрака.

Закат сиял улыбкой алой. Париж тонул в лиловой мгле. В порыве грусти день усталый Прижал свой лоб к сырой земле. И вечер медленно расправил Над миром сизое крыло И кто-то горсть камней расплавил И кинул в жидкое стекло. Река линялыми шелками Качала белый пароход. И праздник был на лоне вод Огни плясали меж волнами Ряды огромных тополей К реке сходились, как гиганты, И загорались бриллианты В зубчатом кружеве ветвей Улицу зовут "Ищу полдень".

Полдень далеко, теперь вечер. Его трюм - гроба, парус - саван. Не сказать "прости", не заплакать. Девушка идет, она ищет, Где ее любовь, где кладбище. Идут, как слепцы, ищут камень. Каменщик молчит, не ответит, Он один в ночи ищет ветер. Иди, не говори, путь тот долгий,- Здесь весь Париж ищет полдень.

Илья Эренбуг тоже достаточно много писал о Париже городе, который так и остался ему чужим за практически 30 лет жизни во Франции Он 30 лет в Париже не жил,но приезжал в командировки часто. Париж ночью Три спички, зажженные ночью одна за другой: Первая - чтобы увидеть лицо твое все целиком, Вторая - чтобы твои увидеть глаза, Последняя - чтобы увидеть губы твои. И чтобы помнить все это, тебя обнимая потом, Непроглядная темень кругом. Париж ночью - http: В тебя влюблялась я часами Под шелест падавшей листвы… А губы ласково шептали: Ты подарил мне сказку жизни - Бульваров, скверов, фонарей, Соборов, башен на закате И Эйфеля ночных огней… Ты — город грез, переживаний, Надежды, страсти и мечты!

Под песни уличных поэтов Вдыхала я твой аромат… И мне казалось, снится это — Эдит Пиаф и Нотр-Дам, Гюго, Пикассо и Монмартр, Наполеон, Мари Кюри… А волны Сены вслед кричали: То в расставании были слезы… И небо плакало, и я… Дождем смывались мои грезы И уносились в небеса… К тебе вернусь не раз — я знаю!

И как молитву… заклинаю: Один Париж - адвокатов, казарм, другой - без казарм и без Эррио. Не оторвать от второго глаза - от этого города серого. Может, критики знают лучше. Но кому я, к черту, попутчик! Ни души не шагает рядом. Как раньше, свой раскачивай горб 30 впереди поэтовых арб - неси, один, и радость, и скорбь, и прочий людской скарб. Мне скучно здесь 40 одному впереди, - поэту не надо многого, - пусть только время скорей родит такого, как я, быстроногого.

Лиловая туча, скорей нагнись, меня и Париж полей, чтоб только скорей зацвели огни 80 длиной Елисейских полей. Во всё огонь - и небу в темь и в чернь промокшей пыли. В огне жуками всех систем жужжат автомобили.

Площадь красивей и тысяч дам-болонок. Эта площадь оправдала б каждый город. Ах, как хочется в синий лес, ах, как хочется в черный бор, но мой транспорт сломался весь- я сижу и листаю альбом. Вот Синьяка оранжевый мыс, вот поля и дороги Оверна. Вдруг приходит счастливая мысль - не собрать ли мне старое вело? Подари мне, Анри Руссо, свое детское колесо! Подари, молодой Пикассо, треугольное колесо! Мой любимый, любимый Ван Гог, подари провансальский звонок! Раму мне одолжи, Сера. Остальное лежит в сарае.

Вот и собран велосипед, не поехать ли в Сан-Мари - я уже не бывал сто лет в кафе "Тамбурин". Лучше я посажу на раму, постелив предварительно холст, Ренуара туманную даму и отправлюсь в далекий поход. Я проеду по желтым пейзажам Вдоль полей Агранжад, и сентябрьские листья адажио надо мной закружат. Мне не хочется в синий лес, в черный бор не хочется мне, я во власти гогеновых "Грез", Меня манит Мане.

Федоров в обработке А. Владимир Высоцкий Ах, милый Ваня! Я гуляю по Парижу - И то, что слышу, и то, что вижу, - Пишу в блокнотик, впечатлениям вдогонку: Когда состарюсь - издам книжонку. Про то, что, Ваня, мы с тобой в Париже Нужны - как в бане пассатижи. Все эмигранты тут второго поколенья - От них сплошные недоразуменья: Они всё путают - и имя, и названья, - И ты бы, Ваня, у них был - "Ванья". А в общем, Ваня, мы с тобой в Париже Нужны - как в русской бане лыжи!

Я сам завел с француженкою шашни, Мои друзья теперь - и Пьер, и Жан. И уже плевал я с Эйфелевой башни На головы беспечных парижан!

Проникновенье наше по планете Особенно заметно вдалеке: В общественном парижском туалете Есть надписи на русском языке! Парижский шансон Мария Дубиковская Однажды ты какой-то город Себе приснишь, И вот уже легко и гордо Над ним паришь, И вертишь две случайных фразы На языке, И обнаруживаешь сразу Себя — в строке. И замечаешь прямо с трапа Программы гвоздь: Торчит изысканным жирафом Земная ось!

Но из-под юбки чудо-башни Узришь едва ль, Как интересно девки пляшут На пляс Пигаль! И ты идешь туда по лужам, Но с ветерком Тебя всосёт в себя верблюжий Монмартрский холм, Чтоб там какой-нибудь умелец Сумел успеть Тебя на фоне пыльных мельниц Запечатлеть. На живописцев глядя стильных, Впадаешь в раж — Мечтаешь тоже взять Бастилью На карандаш! На древнекаменных ступенях Сидишь, устав, Пытаясь вишни и сирени Читать с листа. Прочистив клюв, плеснув на крылья Кокошанель, Опять летишь — на запах гриля, На рю Гренель, Где беллетрист велит гарсону Нести гляссе И правит маркером лимонным Свое эссе.

Потом каштаны гасят свечи, Огни рябят, Вписав себя в парижский вечер Его — в себя , На ус наматываешь устриц, На шею — шарф, И пьешь бордо с улиткой улиц На брудершафт. Мост Мирабо Под мостом Мирабо тихо катится Сена И уносит любовь Лишь одно неизменно Вслед за горем веселье идет непременно. Как прекрасен Париж мой в конце сентября! Виноградники ночи, во мраке горя, Город залили светом, и пьяные птицы Над светилами спелыми стали кружиться До зари, обрывающей гроздья светил И хмельной мой Париж я увидел тогда; Виноград собирал он, и в это мгновенье Виноградин чудесных послышалось пенье.

И откликнулся Ренн и откликнулся Ванн: Вот и мы, о Париж! Наши люди, дома, Эти гроздья, рожденные солнцем однажды, Принести себя в жертву готовы, чтоб ты, Чуда жаждущий, мог утолить свою жажду Гийом Аполлинер. Вниз поглядишь — там вздыхает Париж, именно он, от асфальта до крыш.

Вверх поглядишь — там созвездие крыш: Вот я взлетаю на самую крышу. Что же я вижу? Что же я слышу? Вижу скрещение разных дорог. Слышу знакомый Москвы говорок. Там проживает Миша Федотов, там отдыхает, день отработав, там собираются время от времени стайки гостей из российского племени передохнуть от родимого бремени, вдруг залетевшие в этот Париж, где не захочешь, да воспаришь. Ну, а вокруг, теплых чувств не тая, Маша и дети.

Что им внушает эта квартира? Лучше котлетки из козьего сыра. Лучше в Париже ютиться на крыше: Лучше в парижском этом гнезде, а не в Конституционном суде. Miel, Я пишу ПАРИЖСКИЙ ДНЕВНИК в стихах в Стихи. А здесь никак так как наш форум, не специализируется на литературе и публикациях.

Париж, о Париж Здесь так отлично все, что ты не ешь, не спишь Париж! О, Париж Здесь изумрудными глазами И золотыми куполами И очень длинными ногами Ты очарован будешь и ослеплен И там на загородной вилле Тебе Ла-Манш подарит Вильям И на большом автомобиле Обратно будешь ты ввезен в Париж, о Париж, о Париж А в пригороде том волшебный град Версаль Париж, о Париж Сияет серебром, начищен как хрусталь Париж, о Париж И там в тени зеленых парков ты засмеешься вместе с Марком И если дождь, и если жарко Сегодня ты об этом промолчишь Споешь однажды у Бобура Что за смешная процедура Получишь денег, коль не дура И в дискотеку поспешишь Париж, о Париж, о Париж И в танце закружит огней круговорот Париж, о Париж И музыкой Луи тебя с ума сведет Париж, о Париж А в "Перестройке" — ресторане Мы спеть по-русски сможем сами и тут же с новыми друзьями Нас примет вновь ночной Париж И где-то в музыкальном баре Тебя пленяет черный парень Своей игрою на гитаре И вслед за ним ты поспешишь в Париж, о Париж, о Париж.

Из интернета "Такая улица действительно есть. Её название - "Сherche-Midi" - начало поговорки, буквальный перевод которой - "искать полдень в два часа дня", а значит она примерно "искать не то и не там". Она мне прислала перевод и просит проверить, правильно ли она передала смысл. Вот перевод Tristesse sur Paris. Le soir ne finit pas. Sur son blason un bateau. Noir est le quai. Sa coque est une tombe, sa voile un linceul.

Ne pas dire "pardon", ne pas pleurer. Les oiseaux ne chantent pas. Les souvenirs se taisent.. On marche comme des aveugles, on cherche la pierre. У меня есть свои соображения. Я знаю, что написано в году оккупация Парижа. Вопрос - кто "идет как слепцы и ищут камень"? Она перевела, как "идем и ищем", но не мы же идем, а "они идут", и каменщик молчит я так поняла, не хочет показывать дорогу, куда идти - кому?

Понимаю, что время праздничное, но может у кого-то найдется время.


Комментарии
 

Le Miroir Fut Brise 5.

© 2003-2017 viralshareit.com